Андеррайтинг


Аудит


Аутсорсинг


Биллинг


Брокер


Девелопмент


Дисконт


Клиринг


Консалтинг


Лизинг


Логистика


Менеджмент


Мерчендайзинг


Овердрафт


Опцион


Оферта


Рента


Ритейл


Сертификация


Тендер


Факторинг


Франчайзинг


Франшиза


Фьючерс


Холдинг



Теория ценности или предельной полезности


Австрийские буржуазные теоретики считали центральной проблемой политической экономии проблему определения «ценности». Теория «ценности», которую они разработали, по их замыслу, должна раскрывать процесс образования ценности. Австрийские теоретики отходят от терминологии, используемой буржуазной классической и марксистской политической экономией. Вместо категорий «стоимость» и «товар» австрийская школа предпочла иметь дело с понятиями «ценность» и «материальное благо». Эта замена терминов говорит о принципиально противоположных позициях сторонников трудовой теории стоимости и субъективной теории ценности австрийской школы.

Если трудовая теория стоимости сосредоточивает внимание на общем свойстве товаров — стоимости, являющейся воплощением общественно необходимого труда, то австрийская школа концентрирует внимание на потребительной стоимости. Потребительную стоимость, или полезность, она считает общим свойством материальных благ, благодаря которому они получают возможность обмениваться.

Маркс, как бы предвидя подобные трюки буржуазной вульгарной политической экономии, указывал еще в работе «К критике политической экономии» на недопустимость такой замены. «Благо» — это потребительная стоимость, полезность вещи. Оно не является предметом исследования политической экономии, ибо не всякое «благо» является товаром. Но именно с анализа полезности, потребительной стоимости, и начинала свою «теорию ценности» австрийская школа.

Австрийские теоретики выступали с критикой трудовой теории стоимости буржуазной классической политической экономии. Но основной их «удар» был направлен против трудовой теории стоимости Маркса. Особенно рьяным критиком выступил Бем-Баверк. Он обвинял Смита и Маркса в преувеличенной симпатии к меновой стоимости, которая в их работах оказалась «счастливой соперницей» потребительной стоимости. Он сыпал упреками в адрес Смита и Маркса за то, что они «недооценивали» в своем анализе потребительную стоимость, полезность, и, напротив, расточал похвалы в адрес К. Менгера и Ф. Визера. «На их стороне то преимущество, — писал Бем-Баверк, — что свой анализ они начинают с надлежащего конца, с самого корня», т. е. с полезности.

Таким образом, австрийская школа уводила политическую экономию от действительного предмета исследования в чуждую ей область естественнотехнических наук. Австрийские теоретики заявляли, что не все «полезности» получают возможность обмениваться. Обмениваться могут только те блага или полезности, которые имеются в обществе в ограниченном количестве. Но это признание лишь разоблачает их предыдущее утверждение о потребительной стоимости как общем свойстве товаров, благодаря которому они получают возможность обмениваться.

Согласно австрийской школе, материальные блага, количество которых ограничено в обществе, становятся ценностями. Следовательно, материальные блага, с точки зрения теоретиков австрийской школы, являются ценностями, благодаря их ограниченному количеству или редкости. Это положение возводится ими в закон, который Бем-Баверк характеризует следующим образом: «Для образования ценности необходимо, чтобы с полезностью соединялась редкость, не абсолютная, а лишь относительная, т. е. по сравнению с размерами существующей потребности в вещах данного рода. Выражаясь точнее, мы скажем: ценность приобретают материальные блага тогда, когда имеющийся налицо запас материальных благ этого рода оказывается настолько незначительным, что для удовлетворения соответствующих потребностей его или не хватает вовсе, или же хватает в обрез так, что ...известная сумма потребности должна будет остаться без удовлетворения. Напротив, не приобретают ценности те материальные блага, которые имеются в нашем распоряжении в таком громадном количестве, что не только при помощи их могут быть вполне удовлетворены соответствующие потребности, но и остается еще, сверх того, известный излишек, который не находит себе употребления».

Буржуазная политическая экономия и в настоящее время широко использует для определения стоимости так называемый закон редкости. Однако буржуазные теории стоимости, построенные на основе «закона редкости», не могут раскрыть действительного содержания и величины стоимости. Буржуазная политическая экономия не ставит вопроса о причинах «редкости» материальных благ. «Редкость», или ограниченное количество материальных благ, которым располагает общество в данный момент, зависит от уровня развития производства, от целого ряда экономических и социальных факторов, исследования которых избегают буржуазные экономисты. В условиях капитализма количество тех или иных товаров определяется размерами капитала, стремлением капиталистов обеспечить себе наивысшие прибыли, циклическим характером экономики и т. д.

Согласно взглядам австрийской школы, процесс образования ценности проходит два этапа, поэтому и теорию ценности австрийцы делят на две части -- учение о субъективной ценности и учение об объективной ценности.

Процесс образования ценности начинается, как говорили австрийские теоретики, с определения субъективной оценки материального блага хозяйствующим субъектом, или робинзоном. Понятие субъективной ценности Бем-Баверк излагал на примере со стаканом воды. Для робинзона, находящегося около обильного источника, один стакан не имеет ценности, так как в его распоряжении изобилие воды. Напротив, для робинзона, путешествующего по раскаленным пескам пустыни и оказавшегося вдали от оазиса, лишение единственного имеющегося у него стакана воды может оказаться роковым не только для его благополучия, но и для жизни. Поэтому Бем-Баверк дал следующее определение понятию «субъективная ценность»: «Ценностью в субъективном смысле, — писал он, — мы называем то значение, какое имеет известное материальное благо или совокупность известного рода материальных благ для благополучия субъекта». Или: «величина пользы, приносимой человеку материальными благами, действительно и повсюду является вместе с тем и мерою ценности материальных благ».

Далее австрийские теоретики вводят в буржуазную политическую экономию понятие «предельной полезности», поэтому теория ценности австрийской школы в истории экономических учений известна также под названием теории предельной полезности. Хозяйствующий субъект, или робинзон, должен не только установить субъективную оценку блага, но также выявить его предельную полезность и установить предельную оценку. Определение предельной полезности, говорят австрийские теоретики, совершается на основе разработанного ими «закона насыщении потребностей». Сущность этого закона Бем-Баверк излагает на примере хозяйства робинзона. Представим себе, пишет Бем-Баверк, поселенца, избушка которого одиноко стоит в первобытном лесу, в стороне от всяких путей сообщения. В результате своих усилий он собирает осенью урожай в 5 мешков зерна. Как рачительный хозяин, поселенец рассчитывает заранее, как употребить свой запас. Первый мешок он откладывает для удовлетворения насущных потребностей, чтобы не умереть с голоду. Затем он думает о менее интенсивных потребностях - улучшении питания, на которое расходуется второй мешок. Желание иметь мясо заставляет поселенца тратить третий мешок на корм домашней птицы. Из четвертого мешка зерна он готовит водку. И, наконец, он непрочь удовлетворить свои некоторые духовные потребности, откармливая пятым мешком зерна попугаев, «болтовню которых ему нравится слушать». В данном примере попугаи составляют наименее «интенсивную потребность», от которой легче всего отказаться. Предназначаемое для их откорма зерно пятого мешка и будет определять предельную полезность зерна.

Таким образом, согласно Бем-Баверку, предельная полезность — это «наименьшая польза, какую с хозяйственной точки зрения можно получить от этих материальных благ».
Уже из этого примера Бем-Баверка, который уводит нас от капиталистической действительности в область фантастических робинзонов, видно, что теория ценности австрийской школы представляет собой типично вульгарную буржуазную теорию. Пример с пятью мешками зерна, иллюстрирующий «закон насыщения потребностей», свидетельствует, что субъективные оценки, преследующие цель определить предельную полезность, не являются произвольной категорией, а зависят от объективных условий.

В капиталистическом обществе удовлетворение потребностей трудящихся масс ограничено их платежеспособным спросом, который в свою очередь зависит от места рабочего в капиталистическом производстве, капиталистического характера распределения, от уровня заработной платы, уровня цен на товары потребления и т. д. Попытка буржуазных экономистов положить в основу определения стоимости субъективные оценки только уводит от выяснения действительного источника стоимости, от анализа общественных отношений, скрывающихся за стоимостью товара в капиталистическом обществе. Глубокие социальные процессы, которые раскрывает трудовая теория стоимости, подменяются в буржуазной теории предельной полезности субъективными рассуждениями о полезности блага.

Вторая часть теории ценности австрийской школы преследует цель показать, каким образом происходит выравнивание субъективных оценок и образование «объективной ценности».
Так называемая объективная ценность образуется, по Бем-Баверку, в обмене. Бем-Баверк уточняет, что политическая экономия изучает «объективную меновую ценность», под которой «разумеется объективное значение материальных благ в сфере обмена». Следовательно, общественные экономические отношения австрийские теоретики ограничивают сферой обмена.

Как же образуется объективная ценность? Объективная ценность — это механическая равнодействующая субъективных оценок благ со стороны продавцов и покупателей. Другими словами, объективная ценность представляет собой результат взаимодействия спроса и предложения. Таким образом, при попытке Бем-Баверка соединить учение о субъективной ценности с учением об объективной ценности обнаруживается полное банкротство к ненужность всех хитросплетений «теории». В конечном счете оказывается, что ценность австрийские теоретики объясняют спросом и предложением. Карточный домик субъективных оценок, построенный австрийской школой, рушится. Из его развалин проглядывает закон спроса и предложения, который не раскрывает природы стоимости. Маркс показал в «Капитале», что спросом и предложением можно объяснить лишь колебания цены, но не ее природу.

Австрийские теоретики, несмотря на регулярно повторяющиеся кризисы перепроизводства, стояли на позиции вульгарной теории экономического равновесия. Они, как и все буржуазные экономисты того времени, считали, что свободная конкуренция автоматически обеспечивает соответствие спроса и предложения.

Теория автоматического равновесия, спроса и предложения не учитывает возможности разрыва актов Т—Д и Д—Т. Между тем при капитализме, в силу основного противоречия между общественным характером труда и капиталистической формой присвоения, которое обусловливает ограниченный платежеспособный спрос трудящихся, эта возможность превращается в действительность и определяет циклический ход производства. Австрийская школа вместо показа капиталистических отношений дала абстрактную схему равновесия, маскирующую противоречия капитализма.

После выхода в свет III тома «Капитала» Маркса Бем-Баверк выступил с «разоблачением» так называемого противоречия между I и III томами. Он заявил, что III том «Капитала» является отречением Маркса от трудовой теории стоимости, переходом на позиции цены производства, которая противоречит закону стоимости. Но это «разоблачение» Маркса оказалось саморазоблачением Бем-Баверка. Оно показало полное непонимание или нежелание понять теорию стоимости Маркса, понять, что цена производства образуется в результате модификации стоимости под воздействием конкуренции. Теория средней прибыли и цен производства показывает непримиримость классовых противоречий капиталистов и рабочих, разоблачая при этом фальшь выводов австрийской школы.

Источник: История экономических учений, М., 1963



Обзоры и публикации

Недавнее вступление России в ВТО вызвало массу вопросов: принесет ли членство в этой организации реальные дивиденты стране? Не приведет ли оно к ухудшению экономического положения в ряде отраслей? Поговорим об этой проблеме подробнее...
Читать полностью >>


Термин оффшор прочно вошел в наш экономический лексикон. Что же представляет собой на практике регистрация компании в оффшорной зоне? Есть ли какие-либо ограничения для владельцев подобных компаний? Рассмотрим эту тему в нашем обзоре...
Читать полностью >>


Многие слышали про ПИФы - паевые инвестиционные фонды, но немногие представляют себе механизм их деятельности на финансовом рынке. Как осуществляется управление ПИФами? На какую доходность можно рассчитывать инвестору? Разберем эти и другие вопросы...
Читать полностью >>


Венчурные инвестиции – занятие в высшей степени рискованное, но тем не менее в последние годы к этому вопросу приковано повышенное внимание. Чем же так привлекательно вложение в рискованные ценные бумаги или предприятия? Постараемся ответить на этот вопрос...
Читать полностью >>


Термин хеджирование не так часто, как другие, встречается в экономической литературе, однако знание основных моментов, связанных с хеджированием, необходимо и рядовому участнику товарной биржи или фьючерсного рынка, и крупному инвестору. Рассмотрим подробнее эту тему...
Читать полностью >>